Памяти Владимира Миронова

7

"Музыкально поэтическая композиция" заслуженного артиста России Мюрисеп А.В. - " Я ....вернусь" на стихи Владимира Миронова.

 

Мюрисепу А .В.,
(Виталий Анатольевич Коняев, артист Малого театра РФ,
народный артист России, профессор).

 

Только что закончил слушать твоё творение! Слов нет! Нахожусь под большим впечатлением! Во-первых, очень хорошая русская речь! Такое сейчас редко услышишь! Во-вторых, голос с уникальным тембром! Ты легко и артистично выражаешь любые оттенки человеческих чувств! Вижу всё, о чём ты говоришь! "Живопись, а не речь!" У тебя красивая душа! Ты любишь и понимаешь то, о чём говоришь! Ни одного "холостого выстрела"! "Влюблён на полном серьёзе!" Автор хорош! Он жив? Понимаю, почему он тебе понравился! 2 часа пролетели незаметно! И как здорово, что ты "не можешь не творить"! Большущее спасибо! Раечке привет! Виталий.


 
 

 

 

Он лишь прилег –

                              была трудна дорога.

И вспышки молний

                                 освещали путь.

Он изнемог. 

Поэт – пусть отдохнет

                                           немного,

Чтоб силы новые

                               вдохнуть.

 Анатолий ТИХОНОВ

 

Прохожий,

                  задержись у обелиска!

Здесь отдохнуть прилег

                                            кержач-поэт.

Шепни ему, к земле

                                  склонившись низко:

«Ты прорастешь стихом

                                         сквозь толщу

                                                                 лет».

 *   *   *

Диплом Корешковой

Дипломы 3

В память о Владимире Миронове на его родовом доме в деревне Озеро Семеновского района Нижегородской области установлена мемориальная доска.

Светлой памяти Владимира Константиновича посвящены стихи, издаются книги, на его поэтические строки пишутся песни, проводятся творческие вечера и концерты.

Наиболее одаренным нижегородским авторам ежегодно вручается поэтическая премия имени Владимира Миронова, учрежденная Нижегородской областной организацией Союза писателей России. Лауреатами премии 2014 года стали известный музыкант Заслуженный артист России Вячеслав Широков (за пропаганду творчества поэта), а также Геннадий Ёмкин (за книгу стихов «Кряжий щит»). Лауреат 2015 года – Евгения Корешкова (поэтический сборник «Кузовок»).    

 

В.Широков на сл. В.Миронова - Заледенелые деревья  
 

«…настоящая мужская поэзия»

 

Андрианов 2

Юрий АДРИАНОВ, 

поэт, член Союза писателей России (1939-2005 гг.)

 

За плечами Миронова дальние дороги, дальние края нашего Отечества, житейский опыт и житейская мудрость.

Голос его строк иногда жёсткий, даже жестокий, и одновременно ласковый и влюблённый. Он видит мир природы в поразительно точных деталях, в движении красок. Он беспощаден в собственных оценках лирического «я», это настоящая мужская поэзия.

В желании говорить дерзко, любить с вызовом, по-хозяйски идти сквозь стихии природы в творчестве Миронова – след поэзии Бориса Корнилова, его славного земляка.

Это не подражание, а интонации сильного голоса. Керженский, кержацкий характер Миронова сродни выдающемуся земляку, который любил открытый разговор и с друзьями, и с недругами.

У Миронова особая судьба

 

Шашурин 6Валерий ШАМШУРИН,

поэт, прозаик, секретарь Правления Союза писателей России

 

Жизнь у него сложилась нелёгкая, прихотливая, с щербинками. И это, естественно, не могло не сказаться в творчестве. Выбор между добром и злом, правдой и ложью, смиренностью и убийством, устойчивостью и зыбкостью, странническим бедованием и «домашним счастьем» – такие контрасты предлагала жизнь, такими мотивами наполнялись стихи. И всё это как бы предопределено прошлым бытием, метаниями предков, минувшими разладами и противостояниями.

Ветром выбитые зёрна

 

 45Геннадий КРАСНИКОВ,

поэт, литературный критик, секретарь Правления Союза писателей России, профессор Московского литературного института

 

Всякий раз, когда встречаешься с новым, ранее незнакомым поэтическим явлением – особенно на фоне набивших оскомину разговоров о конце русской литературы! – теряешься от удивления и недоумения: откуда что берется в нашей действительно такой непоэтической реальности? И еще больше поражаешься необъяснимости, неразгаданности той несказанной тайны, которая называется поэзией.

С одной стороны, конечно же, права была Анна Ахматова, заметившая: «Когда б вы знали, из какого сора / Растут стихи...», с другой – так же близка была к истине ее современница Марина Цветаева, убежденная в том, что «Стихи растут, как звезды и как розы...» В этих двух неэвклидовых параллельных линиях (часто пересекающихся!) – преображения хаоса в гармонию (по Ахматовой) и привнесения небесной гармонии в мир хаоса (по Цветаевой), – видимо, и таится заповедный ключ к пониманию поэзии.

Между этими полюсами, разрываясь между ними, отталкиваясь от одного к другому, и сосредоточена напряженная эстетика поэзии Владимира Миронова, нижегородского поэта, родом из древнего семеновского края.

В здешних глухих и дремучих местах, в богатырской мощи природы круто замешивались эпические страницы отечественной истории с ее расколами, отражением вражеских нашествий, с могучими народными характерами и судьбами, с сохраненными несметными кладами неразбазаренного и не распыленного в суетный жалкий прах родного языка, каждое слово в котором налито тяжестью старины, седых преданий, мистической глубины непостижимой русской души... Здесь родился в начале ХХ века самобытнейший, яркий поэт трагической судьбы Борис Корнилов, описавший свою «непонятную родину», где «растут вековые леса», где «...на каждой лесной версте, / у любого кержачьего скита / Русь, распятая на кресте, / на старинном, / на медном прибита». Есть своя историческая закономерность, логика запоздалой справедливости в том, что через восемь лет после гибели в 1938 году Корнилова именно на семеновской земле Нижегородчины родился другой поэт, по-своему самобытный и яркий, которому как бы вменялось судьбой в иной эпохе от име-ни поколения детей связать распавшуюся связь поэтической правды, оборвавшейся вместе с жизнью поколения обманутых отцов.

Конечно, Владимир Миронов с неизбежностью обречен на сравнение со своим знаменитым земляком. Неизбежна и узнаваемость общих примет и красок семеновской природы, кряжистой основательности в типах людей, густой насыщенности характерного языка в творчестве Корнилова и Миронова. Но в стихах Миронова уже совсем иной опыт, иное зрение, а главное, горькое знание, растворенное даже в пейзажных строчках:

Глухие урёмы и топи,

по кочкам – брусника и клюква,

и эхо – зови не зови!

На мушке кулик златоклювый

о смерти поёт

и любви...